Посиделки рукодельниц

Объявление


С чего начинается вышивка?

С коробки большой с мулине,

Со шпулей, моталок и косточек,

А может быть с пялец вообще?

Иль может она начинается

С хочушек, которых мильён?

С инета и схемко-хомяченья,

И с планов, которых вагон?

С чего же она начинается?

Конкретно мне трудно сказать.

Но в общем, какая мне разница –

Я просто люблю вышивать!

Новые правила в игре "Посиделки 4 сезона"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Посиделки рукодельниц » Терем-теремок » Стихи разные грустные и не очень.


Стихи разные грустные и не очень.

Сообщений 181 страница 196 из 196

181

В сторонке бабушка стояла,
Рецепт, потертый кошелек…
А по щеке слеза бежала…
Жестокости немой упрек.

Тихонько отошла и плачет,
Ведь на лекарства денег нет.
Другие люди, спрятав сдачу
Спешили, суета — сует…

У каждого свои проблемы…
У каждого судьба своя…
А у нее кружились стены,
От слез болела голова…

Последние считает крохи,
До этого пришлось дожить…
На том листке, всего лишь строки,
От этих строк зависит жизнь…

И женщина, приняв своею,
Ту боль, что в тех глазах прочла,
К окошку повела, жалея,
И мимо боли не прошла…

Держалась за руку старушка,
Боясь надежду потерять…
К окошку шла она послушно,
Чтобы рецепт опять подать…

Та женщина все оплатила,
Вложила деньги ей в ладошку…
У бабушки слеза застыла…
Не верила, так быть не может…

Привыкли мы в добро не верить…
Проходим смело мимо слез…
Мы душу спрятали за дверью,
А на добро — немой вопрос…

А бабушка, поверив в чудо,
Поверив — есть добро на свете,
Быть может долго помнить будет,
Молитвой на добро ответив…

+1

182

Спасибо, мама

Таша Малиновская

Спасибо, мама, за любовь без грани,
За понимание, за сердца стук,
За ровное и чистое дыханье,
За ожидание во времена разлук.

Спасибо за прощение и верность
И за слезу в нефритовых глазах,
И за заботу, за её нетленность,
И за улыбку на твоих губах…

Спасибо, мама, за твою надежность,
За искренность и жизненный совет,
За такт высказываний, осторожность,
Тебе доверю я любой секрет!

Спасибо за терпение без меры,
За тяжкий труд и песни по ночам,
Спасибо за воспитанность, манеры
И за внимание к малейшим мелочам.

Спасибо, что совсем ты не стареешь,
Что седина едва лишь тронула висок.
Спасибо, что как солнце в жизни греешь,
За это весь мой мир у твоих ног!

И пусть года прошли, я повзрослела,
И пусть я тоже женщина уже,
Я все еще хочу, чтобы согрела,
Чтобы спросила, что же на душе…

Прости мне, мама, все мои ошибки,
Моё упрямство и строптивый нрав,
Что как струна натянута у скрипки,
Что оступилась, путь не тот избрав.

Прости мне, мама, дерзость и упрёки,
Проси мне резкость, остроту в словах,
Прости, что мы порой далёки,
И за слезу прости… в нефритовых глазах…

0

183

http://s0.uploads.ru/t/s74Z3.jpg

0

184

«Ребята, в вашем классе новичок, –
cказал директор, – познакомьтесь, Вася».
В дверях мальчишка.  Прозвенел звонок,
и очень тихо стало в шумном классе.

Он молча шёл, держась за костыли,
несмело сел за парту возле Гали.
А мы сказать ни слова не могли.
Пацан с одной ногой, не ожидали.

Был Вася нелюдим, дичился нас.
Уж праздник новогодний приближался,
а он сидел, не поднимая глаз,
и даже Галке редко улыбался.

Однажды вовсе в школу не пришёл.
«В больнице мать», – соседи позвонили.
Мы не пошли с парнями на футбол,
купили торт и к Васе поспешили. 

Он двери неуверенно открыл:
– Без мамы не могу…
– Мы это знаем.
Дай лапу, друг, – Егор проговорил, –
замерзли, угостишь горячим чаем?

Открыли торт, разлили в кружки чай…
Помыли пол, с тушёнкой суп сварили,
и за обедом, как бы невзначай,
ботанику и русский повторили.

Мы слушали, а он всё говорил.
Глаза от счастья Васины светились.
Вдруг в спальню мамы двери приоткрыл,
– Пойдёмте, – мы зашли и удивились.

Какие он портреты рисовал!
Тут весь наш класс и Данька, и Тамара…
– Ну почему же? – Вася замолчал.
– Я инвалид, и думал, вам – не пара.

Уроков больше он не пропустил,
Друзья-мальчишки по утрам встречали,
И после школы Васька не грустил…
А костыли? Мы их не замечали.

0

185

Расул Гамзатов

Мы ссорились дождливым днем,
Мрачнели наши лица:
"Нет, мы друг друга не поймем!
Нет, нам не сговориться!"

И, подавляя стук сердец,
С тобой клялись мы оба,
Что это наконец конец,
Что мы враги до гроба.

Под дождь, летящий с высоты,
Не оглянуться силясь,
Направо я, налево ты
Ушли и не простились.

Пошел, руки тебе не дав,
Я к дому своему...
Неважно, прав или не прав, -
Конец, конец всему!..

Вошел я с этим словом в дом
И запер дверь на ключ,
Дождь барабанил за окном,
Темнели крылья туч.

Вдруг вспомнил я, что ты идешь
С открытой головою,
Что ты, конечно, без калош,
Что нет плаща с тобою!

И, плащ схватив, я в тот же миг
Под дождевые всхлипы
Сквозь дождь помчался напрямик
Спасать тебя от гриппа.

0

186

http://sd.uploads.ru/t/RjSzI.jpg

+1

187

Молитва матери (Николай Шалатовский)

Друзья! Заранее прошу прощенья, -
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно:
Деревню нашу, дом, отца и мать.

Отец и мать мне часто говорили:
"Сыночек, милый, к Богу обратись!"
И ежедневно обо мне молились.
Но я любил совсем другую жизнь, -

Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И, ослепленный, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.

Молитвы для меня страшнее яда были,
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни... Я жил в грязи и пыли...
И думал я, что это мой удел.

Мне не забыть, наверное, навеки
Тот страшный день, - отец мой умирал...
Из материнских глаз слез вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:

"Ну, где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он - Исцелитель, - что ж ты не встаешь?!
Без Бога люди также умирают, -
И ты, отец, как все в земле сгниешь."

Он улыбнулся и сказал сердечно:
"Я жив еще, а ты, сынок, мертвец,
Но знай, что мертвым ты не будешь вечно,
И вскоре воскресит тебя Творец!"

Отца похоронили... Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней.

Ну, а тогда я думал по-другому...
Была противней мать мне с каждым днем.
И вот, однажды я ушел из дома
Глубокой ночью, словно вор, тайком.

Тогда кричал я: "Вот она - свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах."
...Не знал тогда я то, что жизнь - болото:
Ступил на кочку - и увяз в грехах.

И жизнь меня, как щепку, закружила
В водовороте суеты и зла.
Вначале хорошо кружиться было,
Но вскоре закружилась голова.

И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот.
Я волю напрягал, ум и - до боли - руки,
Но жизнь - водоворот, водоворот...

"Друзья" - какое лживое, обманчивое слово! -
В водовороте самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова -
Со мною б был Единственный и лучший Друг!

Круг развлечений, в золото одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом Света,
И в страшном мраке по теченью плыл.

Вино - источник зла и тысячи лишений...
Приятный круг - о, скольких он сгубил!
Но есть источник жизни и спасенья -
Не пил я из его, я из бутылки пил.

Но, кто же мог спасти меня от смерти,
От тех кругов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну, ответьте, кто?!

Метался я, не находя ответа.
И вот, однажды летом, в сильный дождь,
На улице я друга детства встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.

Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда.
Забилось сердце, задрожал мой голос,
А вырвались бездушные слова:

"Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать все, да время не хватает, -
Сам понимаешь, то работа, то дела."

"Дела, работа... Помолчал бы лучше -
Твои дела нетрудно угадать!
Я расскажу, но только сердцем слушай
Про то, как "позабыла" тебя мать.

Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела - ведь тобой жила!
И каждый день, в любую непогоду,
Шла на распутье и тебя ждала.

И руки простирая свои к Богу,
Молясь во имя пролитой Крови,
Она стояла, влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.

Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла, -
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала..."

Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье враз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
"Скажи, что с ней? Она жива сейчас?"

"Сейчас - не знаю... Уезжал - дышала...
В бреду я слышал страшные слова:
- Сыночек милый, ты пришел? Я знала...
А ты, работа, говоришь, дела!.."

Я побежал, подстегнутый, как плетью,
Одним желаньем, жгущим, как огнем:
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Упасть пред ней, раскаяться во всем!

Вокзал и поезд... И одно лишь слово
В висках стучало молота сильней.
Хотел не думать, но напрасно, - снова
Я слышал лишь одно: "Скорей, скорей!"

Вот поезд встал. Я вышел. От волненья
Меня трясло и что-то жгло в груди.
Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью
От пламени, горевшего внутри.

...Знакомая дорога и деревья,
И только незнакомый сердца стук...
Вот кладбище, за кладбищем - деревня.
Могилы... И отца я вспомнил вдруг.

И ноги как-то сами повернули...
И в тишине, зашелестев листвой,
Меня к его могиле потянули
Заросшей и заброшенной тропой.

Я шел, до боли напрягая зренье:
Знакомая березка - значит, здесь...
Впервые в жизни встал я на колени,
Прижав к щеке холодный, мокрый крест:

"Отец, прости безумную ошибку!
Ты прав! - ты жив - я слышу шепот губ.
Стоишь ты предо мной, твоя улыбка...
А я - зловонный, сгнивший, мерзкий труп.

Но я заботой и любовью к маме
Сотру все прошлое, клянусь тебе!
И ты, мой папа, будешь в сердце с нами...
А если?.. Если мать уже в земле?!"

И сердце снова бешено забилось.
Я огляделся... Тьма, ни зги кругом
И, вдруг - луна... Окрестность осветилась,
И я увидел рядом свежий холм.

Да, лишь луна и звезды только знают,
Как я со стоном на могилу пал
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И землю по-сыновьи целовал:

"Ты слышишь, мамочка? Прости, родная!
Не надо, не молчи, открой уста!
Давай молиться вместе, дорогая, -
Встань, мама, слышишь, умоляю - встань!"

Но холм молчал, дыша могильным тленьем.
Кругом - ни звука, словно мир уснул.
И, вдруг, я понял, Кто мне даст прощенье, -
И с воплем к небу руки протянул!..

И эта ночь последней стала ночью
В моей безбожной жизненной ночи, -
Она открыла мне слепые очи,
Она мне влила в сердце Божий мир.

С тех пор живу я с Господом Иисусом, -
Моя в Нем радость, счастье, чистота!
И никому теперь сказать не побоюсь я,
Что я не мыслю жизни без Христа.

Когда я вижу пред собой картину:
Заплаканную, сгорбленную мать,
А рядом - гордого, напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:

"Вы, матери, имеющие сына,
Прострите ваши руки к небесам -
И верьте, что молитвы ваши сильны
Творить и после смерти чудеса!..

Вы сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на молящуюся мать
И встаньте рядом, чтоб в своей дороге
Вам эти слезы не пришлось пожать!"

0

188

CОТЫЙ

Редьярд Киплинг

Бывает друг, сказал Соломон,
Который больше, чем брат.
Но прежде, чем встретится в жизни он,
Ты ошибешься стократ.
Девяносто девять в твоей душе
Узрят лишь собственный грех.
И только сотый рядом с тобой
Встанет – один против всех.
Ни обольщением, ни мольбой
Друга не приобрести;
Девяносто девять пойдут за тобой,
Покуда им по пути,
Пока им светит слава твоя,
Твоя удача влечет.
И только сотый тебя спасти
Бросится в водоворот.
И будут для друга настежь всегда
Твой кошелек и дом,
И можно ему сказать без стыда,
О чем говорят с трудом.
Девяносто девять станут темнить,
Гадая о барыше.
И только сотый скажет, как есть,
Что у него на душе.
Вы оба знаете, как порой
Слепая верность нужна;
И друг встает за тебя горой,
Не спрашивая, чья вина.
Девяносто девять, заслыша гром,
В кусты убечь норовят.
И только сотый пойдет за тобой
На виселицу – и в ад!

+1

189

Стареет мама. Ей уже не в радость
Звонки подруг и шалости внучат.
На плечи давят годы и усталость
И руки подниматься не хотят,
А ноги не идут - иссякли силы.
Глаза слезятся, голос чуть дрожит.
Я слышала - она вчера просила:
"Ты дай ещё мне, Господи, пожить"...

Болеет мама
Ночью ей не спится -
Все сновиденья кончились давно.
Лежит и ждёт: вдруг юркая синица
Под утро стукнет клювиком в окно?
Поставлю свечи - помоги мне Боже -
Добавь здоровья ей и сил моих.
Пусть станет мама хоть чуть-чуть моложе,
А мудрости нам хватит на двоих.

Сама я мать. Ни от кого не скрою -
Бываю и несносна и резка.
И знаю, что обидные, порою,
Эпитеты слетают с языка.
Конечно, не со зла, а от досады
Могу слова ненужные сказать...
Не обижайтесь, сыновья, не надо -
Простить порою легче, чем понять.

И ты, родная, улыбнись отважно,
Смотри - весна на подступах опять.
Живи подольше. Знаешь, нам так важно,
Что рядом с нами бабушка и мать.

Людмила Шкилева

0

190

Война закончилась. И пушки замолчали,
И годы сгладили великую беду,
И мы живем. И мы опять весну встречаем,
Встречаем День Победы, лучший день в году.
И от Камчатки до прославленного Бреста,
От Севастополя до мурманских широт
Печаль и радость по стране шагают вместе,
И снова память нам покоя не дает...

Война закончилась. Но песней опаленной
Над каждым домом до сих пор она кружит.
И не забыли мы, что наших миллионы
Ушли в бессмертие, чтоб нам с тобою жить.
Они исполнили солдатский долг суровый,
И до конца остались Родине верны,
И мы в Историю заглядываем снова,
Чтоб день сегодняшний измерить днем войны.

Война закончилась. И заживают раны,
И в День Победы по восторженной стране,
Блестя наградами, шагают ветераны,
Фронтовики, герои, совесть наших дней.
Но с каждым годом их шеренга быстро тает,
Редеет славная гвардейская родня,
И все цветы свои весна в венок вплетает
И с ним склоняется у Вечного огня!

Война закончилась. Надолго ли? Не знаем,
Но знаем точно: где-то взведены курки,
И пахнет порохом. И бродит мысль шальная –
Проверить заново – уж так ли мы крепки?!
Война закончилась. Но память поколений,
Как фронтовая дружба, вечна и тверда.
Нас никогда никто не ставил на колени,
И не поставит ни за что и никогда.

0

191

СССР

А секса не было у нас в СССР
И потому рождались дети от любви.
Они старались показать другим пример.
Они хотели стать достойными людьми…

И становились, и росли в большой стране,
Где свежий хлеб вкусней казался, чем икра,
Где на картошку мчались дружно по весне,
Где пели песни под гитару у костра…

Нет, мы не лайкали посты по вечерам,
Не оставляли новый коммент на стене.
И борщ не фоткали, чтоб хвастать в инстаграм…
Но дружба та – она намного ближе мне.

Друзья сегодня наблюдают за стеной,
За обновлением каких-то новых тем…
Они в реале не здоровались со мной
И есть у каждого полно своих проблем.

Вот потому мне не хватает тех времён,
Где измерялись не количеством друзья…
Где кто-то был не в фотографии влюблён,
А в сердце то, что форматировать нельзя.

Мы в чёрный список не умели заносить
И потому всегда мирились после ссор.
Сейчас прощать сложней, чем просто удалить.
Сейчас свернул окно и кончен разговор.

Духовность пала, снят для пошлости барьер…
И расползлись грехи людские, как ужи.
Да… секса не было у нас в СССР…
Теперь он есть, но без любви и без души…

0

192

Она несла ребенка на груди,
то был сынок ее новорожденный.
Расстрел и лагерь были позади,
а впереди - путь,вьюгой занесенный...
Чтоб выжил сын, она сняла жакет,
потом в фуфайку сына замотала.
И у берез, когда настал рассвет,
чтоб сил набраться,на минутку встала...
Разведка шла, а ветер стужу нес,
в лицо солдатам липкий снег бросая.
Вдруг, трое встали, видят -меж берез,
стоит в рубашке женщина босая...
Солдаты ахнули, вплотную подойдя,
что это: призрак, явь иль наважденье..?
Под свист свирепый зимнего дождя,
они застыли, стоя в изумленьи...
В снегу, как статуя стояла Мать,
рубашкою потрескивая звонко
И мертвой, продолжала прижимать ,
к своей груди кричащего ребенка!
Солдаты женщину зарыли в колкий снег,
без шапок молча встали над могилой...
Но выжил двухнедельный человек
и крошечное сердце не остыло!!!
Ушла разведка, а в Советский тыл -
один вернулся строго по приказу,
Он нес ребенка - и мальчонка жил!
И не всплакнул в его руках ни разу...

Автор неизвестен

0

193

Эдуард Асадов

НЕРАВЕНСТВО

Так уж устроено у людей,
Хотите вы этого, не хотите ли,
Но только родители любят детей
Чуть больше, чем дети своих родителей.

Родителям это всегда, признаться,
Обидно и странно. И все же, и все же
Не надо тут, видимо, удивляться
И обижаться не надо тоже.

Любовь ведь не лавр под кудрявой, кущей,
И чувствует в жизни острее тот,
Кто жертвует, действует, отдает,
Короче: дающий, а не берущий.

Любя безгранично детей своих,
Родители любят не только их,
Но плюс еще то, что в них было вложено:
Нежность, заботы, труды свои,
С невзгодами выигранные бои,
Всего и назвать даже невозможно!

А дети, приняв отеческий труд
И становясь усатыми "детками",
Уже как должное все берут
И покровительственно зовут
Родителей "стариками" и "предками".

Когда же их ласково пожурят,
Напомнив про трудовое содружество,
Дети родителям говорят:
- Не надо, товарищи, грустных тирад!
Жалоб поменьше, побольше мужества!

Да, так уж устроено у людей,
Хотите вы этого, не хотите ли,
Но только родители любят детей
Чуть больше, чем дети своих родителей.

И все же - не стоит детей корить.
Ведь им не всегда щебетать на ветках.
Когда-то и им малышей растить,
Все перечувствовать, пережить
И побывать в "стариках" и "предках"!

+1

194

Мне б вернуться в далёкое детство...
Там, где пахнет с утра пирогами...
Там, где солнце встаёт по соседству...
И где нет...нет тоски по маме...
Мне б туда ненадолго...пустите...
Только к маме на миг прижаться...
Кого нет, тем сказать...простите...
Жаль, что мне там нельзя остаться...
Мне б вернуться...друзей проведать,
Ни один пуд мы соли съели...
Мне б по лужам босой побегать...
До небес взлететь на качелях...
Я вернусь, лишь погаснут зарницы
Я успею везде и всюду...
Мне б родителям поклониться
И тогда я спокойной буду...

+3

195

http://s9.uploads.ru/t/vyqbl.jpg

+3

196

А возраст мужчины не так уж и важен,
Года дураку не добавят мозгов.
Трусливый с годами не станет отважным,
И щедрым не будет никто из жлобов.

Мужчина иль нет, не во времени дело,
В сединах поверьте критериев нет.
Мужчиной надёжным, уверенным , смелым
И мальчик быть может и старенький дед.

Мужчина - не в признаках пола первичных,
Не в бицепсах и не в щетине секрет.
Мужчина - в поступках. И мне безразлично
Наличие мышц и количество лет.

+2


Вы здесь » Посиделки рукодельниц » Терем-теремок » Стихи разные грустные и не очень.